Кампания Реджепа Тайипа Эрдогана «Сделаем Турцию снова великой» сопряжена с военными, дипломатическими, геостратегическими и экономическими издержками. Воинственное позиционирование Турции, агентством Moody’s, оценило негативно, понизив кредитный рейтинг Турции до B2, что поставило страну на один уровень с Египтом, Ямайкой и Руандой.

Доход на душу населения в Турции едва достигает 8 900 долларов. Экономика страдает от двузначных показателей по инфляции и безработице. Четверть турецкой молодежи не имеет работы. 21 сентября турецкая лира опустилась ниже предыдущего исторического минимума в 7,60 за доллар США (и 8,99 за евро). Экономика резко замедлилась (сокращение на 9,9% во втором квартале), в основном из-за воздействия пандемии коронавируса. Центральный банк и государственные банки продали с прошлого года около 120 миллиардов долларов.

Рейтинговое агентство Moody’s заявило, что Турция движется к кризису платежного баланса, и отметило, что «неудачные попытки ее центрального банка защитить лиру» сократили ее буфер до минимумов, невиданных десятилетиями. Кредитный рейтинг Турции был снижен до B2, что соответствует рейтингу стран порядка Танзании, Уганды, Эфиопии и Кении.

Несмотря на все это, неоосманы президента Реджепа Тайипа Эрдогана продолжают играть мускулами в одном из самых нестабильных регионов мира и угрожать военными, а также политическими действиями против своих врагов.

Не проходит и дня, чтобы Эрдоган не сказал готовой консервативно/ националистической аудитории, что «Турция — мировая держава, она могущественна в политическом и военном отношении, и все другие страны завидуют нашему продолжающемуся росту».

Вы когда-нибудь слышали, чтобы президент Китая Си Цзиньпин напоминал публике, что в его стране самое большое население в мире? Вы когда-нибудь слышали, чтобы Билл Гейтс напоминал слушателям, что он фантастически богат?

У тех, кто громко заявляет о собственной силе, вероятно, ее нет.

Как недавно заметил известный турецкий специалист Роберт Эллис, Турция имеет войска в 13 странах (Кипр, Сирия, Ливия, Ирак, Азербайджан, Сомали, Катар, Афганистан, Албания, Ливан, Босния и Герцеговина, Косово и Судан). Намик Тан, бывший посол Турции в Вашингтоне, писал:

Приказ турецким вооруженным силам войти в Сирию и участие в военных операциях в Ливии, а также задействовать военный потенциал в Восточном Средиземноморье, вести дипломатию канонерских лодок с Францией и Грецией, будет трудно выдержать. Тем более, что отношения с Россией, США и ЕС уже находятся в напряжении, а экономика Турции находится в тяжелом состоянии.

Отказ от «мягкой силы» и ее полная замена на «жесткую силу» означает, что приоритет отдается военному сдерживанию, а не консенсусу. В то время как оборонная промышленность Турции добилась впечатляющих успехов, она еще не является полностью независимой и все еще в значительной степени зависит от поставок, требующих экспортных лицензий из стран, которые, как мы сейчас понимаем, будут рассматривать Турцию как противника.

В 2018 году Turkish Aerospace Industries (TAI) подписала соглашение на 1,5 миллиарда долларов о продаже 30 ударных вертолетов T129 Пакистану. Но сделка не продвинулась, поскольку TAI не смогла получить экспортные лицензии США для контракта. (T129, сконструирован по лицензии итальянско-британской AgustaWestland, оснащен двумя турбовальными двигателями LHTEC T800-4A, произведенными совместным предприятием американской фирмы Honeywell и британской компании Rolls-Royce.)

Самая крупная военно-морская программа Турции — строительство десантного корабля стоимостью более 1 миллиарда долларов — должна быть завершена в 2021 году. Но «самый большой корабль турецкого производства» на самом деле является связанным лицензионным соглашением с испанской верфью Navantia.

Комментируя заграничные военные амбиции Эрдогана, советник Франсуа Миттерана Жак Аттали написал в Твиттере: «Мы должны услышать то, что говорит Эрдоган, отнестись к этому очень серьезно и быть готовыми действовать всеми средствами. Если бы наши предшественники серьезно отнеслись к выступлениям фюрера с 1933 по 1936 год, они могли бы помешать этому чудовищу накопить способы и средства для выполнения того, что он объявил».

Но Эрдоган может достичь своих целей только при условии имеющихся ресурсов богатой и могущественной страны, находящихся в его распоряжении. «Это ахиллесова пята Турции», — сказал Эллис. «Иностранные инвесторы бегут, COVID-19 нанес ущерб туризму, а агентство Moody’s понизило кредитный рейтинг Турции до B2, поставив Турцию на один уровень с Египтом, Ямайкой и Руандой».

Некоторые из важнейших программ военных закупок Турции также вызывают серьезные проблемы. Шокируя своих союзников по НАТО, Эрдоган настаивал на приобретении российской системы противовоздушной и противоракетной обороны С-400. Первая система С-400 прибыла в Анкару в июле 2019 года, и ее планировалось ввести в эксплуатацию к апрелю 2020 года. Система пока остается упакованной.

По сообщениям СМИ, Анкара выявила технические проблемы с системой С-400. Согласно греческому новостному сайту Pentapostagma, российским инженерам не может игнорировать операции С-400 в Турции, но при этом министр обороны Турции Хулуси Акар настаивает на том, чтобы любые вопросы, касающиеся оперативной готовности, решали турецкие инженеры.

Не подсчитав, что международные резервы Турции быстро истощатся (отчасти из-за пандемии), Эрдоган согласился заплатить 2,5 миллиарда долларов за систему, которую Турция не может активировать ни по техническим, ни по политическим причинам.

В ответ на пристрастие Эрдогана к С-400 многонациональный консорциум под руководством США приостановил партнерство Турции в программе сборки F-35 Lightning II, истребителя следующего поколения. Турция заплатила более 1 миллиарда долларов за свои первоначальные заказы и в конечном итоге собиралась купила 100 самолетов. Турецкие оборонные компании должны были заработать миллиарды долларов на производственном цикле.

«Зарубежные [военные] операции обходятся особенно дорого. Мы пока не сталкивались с какими-либо организационными и операционными недостатками из-за финансовых ограничений. Однако я не уверен, как долго можно поддерживать все эти амбиции», — сказал один высокопоставленный военачальник.

Кампания Эрдогана «Сделаем Турцию снова великой» сопряжена с военными, дипломатическими, геостратегическими и экономическими издержками. Показатели показывают, что его военная кампания за рубежом может оказаться неустойчивой в долгосрочной перспективе — особенно с учетом огромных государственных денег, которые Эрдогану придется потратить, чтобы обратиться к избирателям в преддверии президентских и парламентских выборов в 2023 году (или ранее).

Источник: besacenter.org