В нынешнем году отмечается 225-летие великого русского поэта, музыканта, подвижника, дипломата Александра Сергеевича Грибоедова. В этой связи 2020 год провозглашен Международным годом Грибоедова и начиная с января на литературных, образовательных и гуманитарных площадках России, Армении, Грузии, Ирана, а также диаспоральных структурах будет проведен ряд мероприятий. В них примут участие литераторы, преподаватели вузов и школ, дипломаты, этнокультурные и библиотечные организации. Инициатором и куратором «Года Грибоедова» являются ряд петербургских организаций, вузов, библиотек и других сообществ при взаимодействии с властными и иными заинтересованными структурами.

Международный год Грибоедова стартует 15 января

Кстати, впервые спектакль прошел в 1827 году в Эриванском гарнизоне, где была дислоцирована 20-я пехотная дивизия. По воспaоминаниям тайного советника, дипломата, переводчика и управляющего учебным отделением восточных языков при Министерстве иностранных дел Российской империи Матвея Гамазова (Гамазянца), «на премьере «присутствовал Сам Автор». В своей статье «Из воспоминаний участника» он писал: «Несколько молодых людей разучили III действие «Горе от ума» и в подобающих костюмах и масках, в том числе и я, разъезжали по городу в каретах, с шестью или семью человеками музыкантов и останавливались перед освещенными окнами хороших домов, посылали хозяевам визитные карточки с надписью «3-е действие «Горе от ума». Нас приглашали войти; мы являлись со своим оркестром, разыгрывали акт и оканчивали его шутовским кадрилем. В дальнейшем «Шутовской кадриль» еще какое-то время традиционно заканчивал третье действие великой комедии, но уже в других театрах». Это была единственная прижизненная постановка опальной пьесы, о чем сегодня свидетельствует памятная надпись на стене винных подвалов ереванского винно-коньячного завода «Арарат», построенного на месте разрушенной Эриванской крепости. В дальнейшем комедия была переведена на армянский язык и не раз с успехом проходила на армянской сцене. В том же году за боевые заслуги Александр Грибоедов удостоился медали «За взятие Эриванской крепости», специально утвержденной по такому случаю Николаем Первым. По воспоминаниям современников, отчеканенные на ней профили с поверженным врагом, стенами крепости, водруженными знаменами и восходящим солнцем весьма образно символизировали новую эпоху свободы и просвещения для Армении.
В 1828 году после подписания Туркманчайского договора Александра Грибоедова направляют министром-резидентом в Иран, где он погиб от рук религиозных фанатиков, ворвавшихся на территорию российского посольства. Охваченные яростью, они привязали его веревками к лошади и долго волочили по городским улочкам. Тело Грибоедова было изуродовано настолько, что опознать его смогли лишь по остаткам посольского мундира да отсутствующему на левой руке кончику мизинца, которого он лишился на дуэли 1818 года. Резня в российском посольстве в Тегеране не могла не вызвать дипломатический скандал. Для улаживания отношений с Россией персидский властитель послал в Санкт-Петербург своего внука с богатыми дарами и крупнейшим в мире алмазом «Шах» весом 88,7 карата. Царская алчность предпочла тогда лицемерно предать «вечному забвению злополучное тегераново происшествие», положив на жертвенный алтарь головы лучших сынов своего Отечества.

Но простой народ не забыл ничего. По легенде, останки защищавших миссию казаков были захоронены в братской могиле во дворе армянской церкви Святого Татевоса в Тегеране. Чтобы не допустить вандализма, оставшуюся от могилы землю рабочие-армяне тайно по ночам выносили и выбрасывали подальше от церкви. А затем высадили над усыпальницей виноградную лозу. Тело Грибоедова перевезли через Армению в Тифлис. В своих воспоминаниях командир Эриванского полка Николай Муравьев писал: «Во всех армянских городах и селах оплакивали его смерть. В Нахичеване духовенство облачилось в ризы. Весь город от мала до велика вышел навстречу Грибоедову и сопровождал гроб, несомый офицерами на руках, до самой площади, где стояла армянская церковь. Около храма густые толпы народа теснились всю ночь. Я еще не видел такой всенародной скорби. Между женщинами слышались громкие рыдания, и они всю ночь не выходили из церкви. Это были армянки, и их участие, конечно, делает честь этому народу».

Впрочем, по другой, более известной версии, тело российского дипломата перевезли очень скромно и почти тайно. «Я стал подыматься на Безобдал, гору, отделяющую Грузию от древней Армении. На высоком берегу реки увидел против себя крепость Гергеры. Я переехал через реку. Два вола, впряженные в арбу, поднимались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» – спросил я их. «Из Тегерана». – «Что везете?» – «Грибоеда». Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис. Не думал я встретить уже когда-нибудь нашего Грибоедова!» – описал в книге «Путешествия в Арзрум» свою встречу с тезкой Александр Пушкин. Это произошло на горном серпантине армянского перевала, который впоследствии был переименован в Пушкинский. В 1938 году на высоте 2030 метров здесь установят родник с бронзовым барельефом, где запечатлен этот памятный момент.

Наталья Оганова

Источник: NovostiNK