В каждой молодой семье наступает время выбора имени новорождённому. Интересуются ли современные родители философией имени, его значением и сакральной функцией, или просто называют детей именами бабушек и дедушек в память о них? Есть ли в Армении табу на определённые имена? Обо всём этом читайте в интервью с культурологом и этнографом Николом Маргаряном. Беседовала Арминэ Агаронян.

Никол Маргарян. Фото © Арминэ Агаронян

Никол Маргарян. Фото © Арминэ Агаронян

Арминэ Агаронян: Никол, как вы считаете, сегодня в Армении родители интересуются значением имён, которыми называют детей при рождении?

Никол Маргарян:  На этот вопрос однозначно сложно ответить. Есть те, кто интересуется, и те, кто нет. Сейчас больше обращают внимание на эстетическую сторону имени — красиво ли оно звучит, модное или нет. А о смысле имён мало кто задумывается. Были случаи, когда я спрашивал, почему родители назвали дочь Миленой, а сына Алексом и что означают эти имена, но родители не знали, что ответить… Кроме того, наблюдается новая тенденция: молодые мамы, общаясь в соцсетях и публикуя посты, друг у друга спрашивают, какие новые имена есть. То есть современных родителей больше интересует тренд — новизна имени и очень редко бывает, чтобы во время этого обсуждения они проявляли интерес к смыслу данного имени.

А.А.: Говорят, имя влияет на судьбу человека, является ли это темой изучения этнографов?

Н.М.:  Я не следил за этим. Меня больше интересовало, почему люди в это верят. Я изучал сам факт.

А.А.:  И почему же?

Н.М.: Обычно, люди с определённым вкусом и представлениями дают своим детям одни и те же имена. Например, Каро. И если предположить, что это семья ремесленников, то велика вероятность того, что их сын Акоп тоже станет ремесленником. В результате, мы встречаем много ремесленников с этим именем. А детей с именами Арутюн или Арташес мы встретим в другой области человеческой деятельности. Все исходит от габитуса, вкуса родителей. [Габитус, согласно теории Пьера Бурдьё, — это система приобретённых схем, действующих на практике как категории восприятия и оценивания или как принцип распределения по классам, в то же время — как организационный принцип действия. — Прим. ред.] Я сам не верю в то, что имя влияет на судьбу человека, но верю, что люди в это верят. (Смеётся.)

Кроме того, это служит родителям своеобразным объяснением тому, что их ребенок, названый данным именем, добился того или иного в жизни.

А.А.: А когда именно в Армении появилась традиция называть ребенка в честь кого-то из близких родственников — бабушек и дедушек?

Н.М.: Это очень древняя традиция, она существовала ещё до возникновения письменности и её связывали с переселением душ. В самом начале, когда эти представления не были доминирующими, людям имена давали не при рождении, а когда они становились постарше — судили по внешности или основывались на каких-то их особенных умениях. Уже в более поздние времена, когда люди начали верить в переселение душ, кстати, это было распространено не только у армян, имена начинали передаваться по наследству. У каждого народа это выражалось по своему. У некоторых народов, к примеру, у индейцев, в начале ХХ века было принято подносить новорожденного к голове умирающего человека. Младенца держали таким образом, пока умирающий не испустит дух, думая, что с последним выдохом ребёнку перейдет его душа. Они верили, что души после смерти ищут свободные тела и будут спокойнее себя вести, если сразу переселятся в другое тело. После чего ребёнок наследовал имя умершего, так как имя считалось символом души. Подобная передача символа души от умершего новорожденному была принята и у армян. Уже в более поздние времена этот обычай стал основываться на уважении к ушедшему в иной мир. Другие поколения объясняли это тем, что им приснился умерший отец и мать и предки во сне назвали конкретное имя. У армян также редко давали младенцам имена ещё живущих родственников. Семьи были многодетными и имена бабушек и дедушек наследовали последние дети, после того как взрослые носители имени умирали. Ближе к ХХ веку состав семьи уменьшился. Стали рожать по два, по три ребенка, в то время как бабушки и дедушки были ещё живы. Традиция давать имена предков продолжилась, но видоизменилась. Молодые родители, называя детей именами своих родителей, начали аргументировать это уважением к старшему поколению. Хотя в старину этого делать нельзя было, даже была  присказка — «чтобы солнце одного не перешло другому». Ведь каждый носитель имени проживает свой срок, у него есть своё место в этой жизни, и только после его смерти имя освобождается и его можно передать другому.

А.А.: Какой смысл раньше люди вкладывали в имена, а какой сейчас?

Н.М.: В глубокой древности детям давали описывающие имена, затем магические, чтобы они имели благое воздействие на носителя. И только потом начали давать просто красивые, благозвучные имена.  

А.А.: А были ли запретные имена, связанные с несчастной судьбой предыдущего носителя?

Н.М.: Да, такая практика существовала. Я встречал людей, рождённых в сороковые годы ХХ века, у которых умерло двое детей с одним и тем же именем. Тогда при рождении третьего ребёнка ему дали имя магического происхождения — Бахши. Кроме того, после землетрясения 1988 года я встречал случаи, когда не давали новорожденным имена погибших детей, аргументируя это тем, что если бы это имя было бы счастливым, ребенок спасся бы. Также никогда не передавалось имя человека с плохой репутацией. Имена умерших обычно передавались без особых суеверий.

А.А.: А табуированные имена?

Н.М.: Всё зависело от семьи. В результате определённых исторических событий и социальной агитации среди армян резко сократилось число тюркских имен, даже арабские имена вышли из использования. Связано это было с враждой и Геноцидом армян 1915 года. Пропаганда длилась до шестидесятых годов прошлого века. Но и в шестидесятые среди армян иногда встречались исламские имена. Объяснялся этот обычай следующим образом: если в семье умирали в младенчестве мальчики, названные армянским именем, то родители по совету старцев семьи, следующему рожденному мальчику давали исламское имя. Они верили, что ребёнку угрожают злые силы, в свою очередь, связывая злые силы с врагами, и таким образом пытались их запутать.

Источник: cont.ws

Источник: cont.ws

А.А.: Сколько процентов армянских имен имеют исконно армянское происхождения, а сколько из них — греческие, латинские, тюркские, русские?

Н.М.: Я проводил этот подсчёт, но цифры, которые я вам сейчас скажу, не новы. Из всех имеющихся имён — 21,4% армянские. Из них 416 женские, 686 мужские. 51 имя нейтрально [имена подходящие к обоим полам. — Прим. ред.]. 7,5% — библейские и евангельские имена. Сюда же входят греческие, латинские, еврейские и сирийские имена, но только те, которые упомянуты в Библии. Около 15% — иранские имена, 10% — арабские, 8% — имена тюркско-татарского происхождения. Имена европейского происхождения (в том числе: европеизированные, как, например, английские или французкие варианты библейских имен) составляют 5,24%. Но я повторюсь, это статистика почти двадцатилетней давности. Цифры сейчас, скорее всего, иные.

А.А. Существовала ли исторически в Армении практика двойных имен или это новшество?

Н.М.: Практики имён, которые пишутся через дефис не было. Но в диаспоре это распространено. В Армении зато встречалась иная практика двойных имён. Одно имя был записано в документе, а другое использовалось в семейном кругу. Кроме этого существовала ещё и русифицированная форма — к примеру, девочку звали Астхик (звёздочка), а в окружении её звали Ася, и она откликалась на оба имени. Вот ещё один случай: семья после землетрясения в Спитаке переезжает в Одессу, и у них рождается девочка, которой дают имя Ани-Одессита. Всё зависит от среды, в которой растёт ребенок.

Источник: russianhistory.ru

Источник: russianhistory.ru

А.А.: Фольклор, сказки, что ещё влияет на имя?

Н.М.:  Если имена новые, то это литература, кино, общение, миграция. Очень часто в армянских семьях у женщин, рождённых в тридцатые-пятидесятые годы ХХ века, встречаются русские женские имена. Это обусловлено тем, что родители участвовали в Великой Отечественной войне и, вернувшись с фронта, решали своим дочерям давать русские имена. Ещё одна причина корнями выросла из советского времени и перешла в наше время. Она связана с мужчинами-мигрантами, которые уезжают на заработки и заводят романтические отношения вне семьи. Вернувшись домой, они называют своих новорожденных дочерей русскими именами. Но нужно учитывать, что если русское имя передается по наследству двум поколениям, тут уже свою роль играют семейные ценности.

А.А. Целая группа традиционных кавказских имен, в том числе и армянских, была связана с понятиями силы, богатства, внутреннего достоинства людей высокого социального статуса. В основном, это относится к мужским именам. Что насчёт женских?

Н.М.: Это — результат пропаганды. До Великой Отечественной войны, во время и после стали популярны такие имена как Размик, Фронтик, Ахтанак, Вреж, Эрос [Воин, Фронт, Победа, Месть, Герой. — Прим.ред.]. Все эти имена, так же, как имя Вардан, пришедшее из демирчяновского «Вардананка», были в ходу в военный и послевоенный периоды. К примеру, меня назвали в честь моего деда, который погиб в Великой Отечественной войне. Это была честь для моего отца и дяди, они гордились не только тем, что так звали моего деда, это был ещё один способ напомнить другим, что мой дед погиб в Сталинграде и что он — герой. Недавно я беседовал с  армянами из диаспоры, и речь зашла о смене старых имен. Некоторые сохраняют фамилии турецкого происхождения, считая что это позволяет их детям интересоваться историей своего имени и фамилии. Замечу, что эти имена и фамилии часто несут название армянских районов из Западной Армении или содержат информацию о том, каким ремеслом занимались их предки, когда жили в Турции до Геноцида. Таким образом, дети непосредственно соприкасаются с историей и мотивированы её изучать и передавать дальше — своим детям.

А.А.: Практиковалась ли смена имени в Армении? Если да, то при каких обстоятельствах ?

Н.М.:  Мне известно о двух вспышках активности смены имен. Первая активность наблюдалась в пятидесятые, после смерти Сталина. Вторая в девяностые, когда русские имена переименовывались в армянские.

А.А.: Насколько важно продолжать детям давать национальные имена?

Н.М.: Смотря с какой стороны подходить к этому вопросу. Вообще, гуманитарии интерпретируют и объясняют явления, а не создают нарративы. По моим наблюдениям, многие семьи, живущие в городах, сегодня не считают значимым давать детям национальные имена и выбирают более современные и благозвучные.

Беседовала журналист Арминэ Агаронян (Ереван)
специально для Армянского музея Москвы

В оформлении обложки использована работа художника Севады Григоряна. Источник: sevada.com

ARMMUSEUM.RU