На данном изображении может находиться: один или несколько человек, люди стоят и свадьба

Летом 1972 году пятнадцатилетний Монте Мелконян заканчивает этап средней школы (intermediate schools). До начала нового учебного года в старшей школе (high school,) директор школы Девид Греймс предлагает талантливому ученику поехать на летнее обучение в Японию. Выбор пал на Монте не случайно: он долгое время посещал секцию карате и был чемпионом штата Калифорнии среди юниоров (до 14 лет), изучал японскую культуру, посещал языковые курсы. Его определили в одну из самых престижных школ в стране восходящего солнца — Tokyo Kamata High School.
Воспоминания его одноклассников:

Харада Бенджиро: «В вашей школе никогда не учились иностранцы, все были крайне удивлены, когда увидели смуглого и молчаливого американца. Мы даже не знали, на каком языке с ним общаться. Мало кто из нас знал тогда английский. Учитель, поприветствовав нас, объявил, что летом с нами будет учиться школьник из Америки, и он может хорошо изъясняться на японском. На перемене мы подошли к нему и познакомились, он был не очень разговорчив, достаточно скромен, что по достоинству было многими оценено. Монте поселили в мою комнату, но первое время мы мало общались. Наша дружба началась с бейсбола. Каждый вечер субботы он выходил во двор и кидал мяч и сам бегал за ним, я думал, что за глупая игра. Когда он вернулся, я спросил его, что это за игра, и он, как одержимый, начал мне рассказывать. Удивительно, но после его рассказов мне самому захотелось играть, так мы собрали целую команду и играли каждые выходные. Всего лишь за месяц Монте подтянул японский язык, усвоил необходимые манеры общения и преуспел в карате. Особенно ему нравилось драться на тати (японский меч). Я не знал, что он армянин, ведь нам сказали, что он приехал из США. Лишь спустя какое-то время он рассказал нам о своей семье, друзьях».

Хоши Кагами: «Он был прекрасен, девушки в школе никогда не скрывали своих симпатий к нему. Мы все придерживались правил школьной дисциплины, девушки не общались с парнями в учебное время. Мы познакомились, когда учитель Тахука отпустил нас в город погулять со старшеклассниками. Там Монте и заговорил со мной и другими девушками, рассказывал обо всем. Особенно запомнился его рассказ о том, что до 12 лет он сам не знал, что он армянин. По-моему где то в Европе, или родители потом рассказали о своих корнях. В школе он учился хорошо, занимался единоборствами и прекрасно пел, у него был необычайный голос, но мы всегда смеялись, когда он пытался петь на японском. Я долгое время поддерживала с ним связь, пока он не уехал в Ливан, на время мы потеряли друг друга. Я, как и все остальные, были крайне удивлены, увидев его фотографии в газетах, где говорилось об актах терроризма со стороны армянской организации. Я не знала про геноцид, не знала о том, что его родина сегодня находится в составе Турции. Думаю, он сам в том время про это ничего не знал или просто не хотел об этом говорить, нам было всего по 15 лет».

Акено Курихара: «Помню, что он был болен бейсболом, мог играть играть часами напролет. Помню, как он удивил учителя Тана, одержав победу над всеми сверстниками по карате, и стал вторым на тати. Он был очень способным, если брался за что-то, то доводил до конца и делал все на самом высоком уровне. После школы я поехал учиться в США и в Беркли наши пути вновь пересеклись, но увлечения Монте изменились, он был одержим историей, борьбой за справедливость в отношении своего народа. Я учился на факультете физики и математики и мало интересовался историей, но рассказы моего друга оставили определенный опечаток. Я всегда спрашивал его, чем я могу помочь, но он всегда улыбался и ничего не говорил. Весной пригласил меня на свадьбу своего друга, чтобы я посмотрел традиции армянского народа, попробовал кухню, увидел танцы. Не успевал я что-то сесть, он быстро подкладывал мне еще и еще, поэтому я стал кушать медленнее. Прекрасный был день, а после свадьбы вечерний бейсбол, в этом мой друг никогда себе не изменял. Он попрощался со мной и уехал, после чего о нем я узнавал лишь из газет и от наших общих друзей, которые имели с ним какие-то контакты. Знаю, что он звонил пару раз Хоши в Токио. Потом узнал, что он в тюрьме, поехал в Париж, но к нему никого не пускали, я оставил письмо. Монте так на него и не ответил, хотя я сомневаюсь, что он вообще его получил. Во время развала СССР он отправился воевать, о его смерти я узнал тоже из газеты, которая выпускала местная армянская диаспора. Не могу передать свои чувства, и говорить об этом тоже сейчас не имеет смысла, мне известно мало. Я лишь знаю, что мой добрый друг Монте погиб не напрасно, он с юности был предан своим идеалам, был человеком идеи, цели».

Горо Хосогай: «Он ходил с нами в столовую, но почти ничего не ел. Ему не нравилась японская еда, когда мы все кушали, он доставал из кармана батончик шоколада. Так, он три четыре дня ел только шоколад, потом постепенно начал приучаться к нашей кухне. В 9 вечера все ложились спать, но не Монте, он до 11 часов читал книги, которые брал в библиотеке. Вставал он раньше всех и опять же с книгой в руках, читал утром, днем и ночью. Я про себя думал: «надо же, американец читает». Помню один эпизод с участием Монте: все собрались в главном зале на перемене и занимаемся армрестлингом. Он стоит в сторонке и наблюдает, я позвал его участвовать. Зря я это сделал, он одолел всех и даже старших ребят, тут рядом проходит директор школы и спрашивает: «Ну, что кто победитель?»; «Монте» — ответили мы. Директор снимает костюм и зовет его: «Давай, осталось меня выиграть». Монте смутился, от растерянности даже забыл снять костюм, и какого же удивление, 15 летний юноша выиграл у директора школы, который после обнял его со словами: «Сегодня можешь отдыхать».

На данном изображении может находиться: 5 человек, люди улыбаются, люди сидят