Для традиционного армянского быта были характерны большие патриархальные семейные общины — гердастан, объединявшие до пятидесяти и более родственников нескольких поколений, с четко выраженной половозрастной регламентацией прав и обязанностей их членов. Перевод слова энтаник, обозначающего семью, означает «под кровлей», то есть имеются в виду живущие в одном доме, под одной крышей. Но в народе для обозначения семьи чаще употребляли другие слова, среди которых, например, оджах (очаг), мец оджах (большой очаг).

Армянская пожилая пара из Шуши (Арцах). Фотография рубежа XIX–XX вв. ǁ wikimedia.org

В больших семейных общинах вместе жили родители и взрослые сыновья, в свою очередь имевшие детей и даже внуков. Во главе такой общины стоял пользовавшийся неограниченной властью старший в доме мужчина — тантер, хозяин дома, который единолично распоряжался как движимым и недвижимым имуществом гердастана, так и личными судьбами членов семьи. В его функции входили организация семейного хозяйства, руководство мужскими хозяйственными работами, главным образом земледельческими и скотоводческими, контроль над всеми доходами семьи, в том числе и заработками отдельных ее членов. В то же время при решении самых важных вопросов он советовался со старшими членами семьи, особенно со своими братьями, если они жили вместе с ним.

По отношению к главе семьи были приняты определенные нормы этикета: при его появлении все вставали, его указания выслушивали стоя, в его присутствии нельзя было громко разговаривать и курить; тантер первым садился за стол, занимая центральное место у очага, и первым ложился спать.

Армянская семья из Баязета (Западная Армения), начало XX века ǁ  humus.livejournal.com

Тантируи (тантикин) — старшая в доме женщина, пользовавшаяся большим авторитетом в семье. Обычно это была жена главы семьи, но если она умирала раньше мужа, то ее права переходили к жене следующего по старшинству мужчины — старшего брата или сына. В этом случае ее авторитет признавался всеми родными и был выше авторитета ее мужа, который при живом старшем брате или отце оставался подчиненным членом семьи. Тантикин руководила всеми женскими работами в семье — домашним хозяйством, переработкой сельскохозяйственных продуктов и животноводческого сырья, распределяла работы между другими женщинами, следила за их выполнением, за чистотой и порядком в доме, сама пекла хлеб, варила обед, распределяла его большой деревянной разливательной ложкой (шереп) между членами семьи. В ее ведении были все материальные ценности дома и ключи от него, продукты, без ее разрешения никто не мог ничего взять. Статус тантикин подчеркивался правилами семейного этикета. Тантер, переступив порог дома, обращался с ней уважительно и сам во всем подчинялся порядку, установленному ею. Недаром народная поговорка гласила «Муж — наружная стена дома, а жена — внутренняя». Мнение тантикин было решающим при выборе жены для сына, к ней в первую очередь обращались сваты, когда дело касалось замужества ее дочери. Только тантикин могла обращаться к тантеру по всем домашним вопросам и была единственной из женщин семьи, которая имела право садиться за стол вместе с мужчинами. Подчинение остальных в доме женщин тантируи подчеркивалось их обязанностью не только всячески угождать ей, но и обслуживать ее в быту. Каждая пришедшая в дом младшая невестка должна была ухаживать за свекровью: приводить в порядок ее одежду, мыть ей ноги, стелить постель, помогать укладываться спать и т.п. В случае смерти мужа тантируи нередко становилась главой семьи, принимая участие и в общественных делах, представляя свою семью в сельской общине.

На особое положение старшей в армянской семье женщины не раз обращалось внимание в исторической и этнографической литературе. Впервые на это обратил внимание Август фон Гакстгаузен (прусский чиновник, экономист, писатель по аграрным вопросам, исследователь России и Кавказа), который отметил, что эту женщину «слушаются с таким же уважением, как отца, патриарха дома… Положение ее не может быть сравнено с положением женщин на Востоке, ибо она пользуется большим уважением, нежели женщины в Европе». При этом он указал не только на почетное положение старшей в доме женщины, но и на относительно независимое положение всех армянских женщин по сравнению с женщинами Востока. По его словам, «армяне в одном отношении существенно отличаются от других азиатских народов, а именно — в отношении к положению женского пола, признания его самостоятельности: равенства прав и достоинства выказываются в семейном устройстве и в личности женщин».

В традиционных больших армянских семьях, в соответствии с нормами обычного права, строго придерживались принципа половозрастного разделения труда. Мужчины трудились в поле, по уходу за скотом, закладывали сад, занимались виноделием и винокурением, пчеловодством, охотой, различными кустарными промыслами и ремеслами, удовлетворяющими не только потребности семьи, уходили на сезонные работы и т.п. Женщины доили коров, заквашивали молоко, готовили сыр, масло, творог, горячую еду, пекли хлеб, приносили воду, убирали, стирали, ухаживали за детьми и стариками, шили одежду, занимались обработкой шерсти и изготовлением шерстяных, реже – хлопчатобумажных и шелковых тканей, ткали грубые сукна, ворсовые и безворсовые ковры, хурджины, чувалы, мафраши и другие изделия, шили постельные принадлежности — наполненные шерстью одеяла и тюфяки, вязали шерстяные носки, ухаживали за шелковичными червями, помогали мужчинам в сельскохозяйственных работах, приносили им в поле еду и т.п. Большинство мальчиков, начиная с 10–12-летнего возраста, пасли вместе с отцом скот, были подпасками во время пахоты, участвовали в жатве и обмолоте, помогали обрабатывать сад и огород. Незамужние дочери были более свободны. По мере надобности они помогали невесткам по хозяйству, но в основном были заняты рукоделием и приготовлением своего будущего приданого.

Литература:

1. Тер-Саркисянц А.Е. Армяне Нагорного Карабаха: История. Культура. Традиции / А.Е. Тер-Саркисянц ; Институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона. — Москва : НП ИД «Русская панорама», 2015.